Сок нони и беременность: снижает риск задержки развития и повышает фертильность на 29%

Оценка безопасности подлинного сока Morinda Citrifolia (нони) для репродуктивной функции и развития в нескольких поколениях.

Авторы: Mian-Ying Wang, Jenae Hurn, Lin Peng, Diane Nowicki and Gary Anderson
Опубликовано: The Journal of Toxicological Sciences (Журнал Токсикологических наук). 2010, Vol.36, No.1, с. 81-85.
Полный текст

Источник: http://www.jstage.jst.go.jp/article/jts/36/1/36_81/_article

Аннотация

В работе было оценено воздействие сока Morinda Citrifolia (нони) Tahitian Noni® Juice на рождаемость и здоровье потомства в трех поколениях мышей ICR. Подлинность источника сока нони в этом исследовании определялась с помощью химического анализа маркеров известных соединений. Мыши были обеспечены 5% соком нони в течение всей беременности с момента зачатия и периода вскармливания (21 день после родов). Через эту процедуру прошли три поколения потомков. Также были оценены три поколения контрольных мышей.

Результаты. Не выявлено межгрупповых различий по беременности, уровню рождаемости или уровню пороков развития. Тем не менее, количество приплода в группе нони в первом (F1), втором (F2), и третьем (F3) поколениях, соответственно, были на 29,3% (Р <0,01), 19,8% (Р <0,01) и 19,6% (P <0,01) больше, чем соответствующие в контрольной группе. Несмотря на большие размеры помета, снижения массы плода (карликовость) не было ни у одного детеныша ни в одном поколении группы нони, в отличие от 8% и 6% в контрольной группе. Уровень ранней смертности детенышей был значительно ниже у самок, принимавших сок нони. Кроме того, здоровье самок и жизнеспособность потомства в группе нони были равны или выше, чем в контрольной группе.

Выводы. Результаты этого исследования показывают, что подлинный сок нони не имеет негативного влияния на уровень рождаемости и развитие плода, что и подтверждалось в предыдущих исследованиях нони из Французской Полинезии, Индонезии и Хайнань (Китай) на двух поколениях. Наоборот, сок нони, согласно результатам, облегчает беременность и развитие плода, повышает фертильность (зачаточную способность) и снижает риски задержки развития и ранней смертности.

Введение

Morinda Citrifolia L., или нони – это тропическое растение, которое выращивается в южной части Тихого океана, а также других тропических регионах. Среди лекарственных растений, обнаруженных предками полинезийцев, нони использовался в народной медицине полинезийцев на протяжении как минимум 2000 лет (Solomon, 1999). Согласно отчетам нони имеет широкий спектр терапевтической и питательной ценности. Предки полинезийцев, как полагают, принесли с собой много экземпляров растения и как продовольствие и лекарство, когда мигрировали из Юго-Восточной Азии 2000 лет назад (Wang и др., 2002). Из 12 наиболее распространенных лекарственных растений, которые они принесли, нони был вторым по популярности среди растительных средств для лечения различных распространенных заболеваний и поддержания общего хорошего уровня здоровья (Abbott, 1985). Нони имеет ботаническое название Morinda Citrifolia Linn. В различных культурах его называют также Индийская шелковица, Ба джи тянь, Ноно, Нону, Сырный фрукт и Нхау. Он имеет широкий диапазон полезных свойств для здоровья при таких заболеваниях как рак, инфекции, артрит, диабет, астма, гипертония, и болевые синдромы разной этимологии. Десять лет исследований нони в нашей лаборатории показали, что некоторые из биоактивных свойств нони имеют отношение к терапевтическим  или профилактическим преимуществам для человека при заболеваниях.

Использование фруктового сока нони в качестве здоровой пищи возрастает также во многих других регионах (McClatchey, 2002). Клинические испытания на людях продемонстрировали ряд преимуществ по здоровью (Palu и др., 2008;. Wang и др., 2009;. Ма и др., 2008;. Akinbo и др., 2006.). Полинезийцы использовали нони почти в каждом случае (Уистлер, 1992).

Среди многих традиционных видов фруктов нони показан для повышения женской фертильности (Singh и др., 1984). Поскольку сок нони активно потребляется женщинами детородного возраста, настоящее исследование было проведено с целью оценки любого потенциального неблагоприятного воздействия на репродуктивную систему и развитие плода. Другие исследователи пытались ответить на этот вопрос в исследованиях на двух поколениях (Мюллер и др., 2009). Тем не менее, Европейская комиссия по безопасности пищевых продуктов (EFSA), рассмотрев данную работу, не поддержала вывод о потенциальных репродуктивных последствиях нони для здоровья. EFSA также отметила, что материал, который оценивается в данной работе не является подлинным продуктом – соком нони, который был разрешен в рамках Евросоюза (EFSA, 2009). Таким образом, возникла необходимость более широкого изучения подлинного сока нони.

Материалы и методы

Данное исследование было официально одобрено Комитетом биологических ресурсов, Университет шт. Иллинойс, Колледжа медицины, Рокфорд. В работе был использован сок TAHITIAN NONI® (ЕС SCF, 2002), производства Morinda Holdings, Inc, Прово, Юта, США, который Европейский Союз утвердил как сок нони. Исходя из наших предыдущих исследований, в качестве тестовой дозы был выбрана эффективная доза 5% сок нони в питьевой воде (Wang и др., 2008). Сок нони ежедневно изготавливался путем разбавления сока в питьевой воде, затем перемещался в чистые стеклянные бутылки для питьевой воды. Такой раствор приготавливался свежим ежедневно в требуемом для исследований количестве.

Подлинность источника сока нони проверялась с помощью химического анализа. Методы HPLC (жидкостной хроматографии высокого разрешения), разработанные для анализа, были утверждены и опубликованы. Они проверяют на наличие маркеров соединений, которые встречаются в природе в нони (Den и др., 2010;. Basar и Westendorf, 2010). В эти соединения входят скополетин, 5,15-диметилмориндол и (2E,4Z,7Z)-деактриеноивая кислота.

Тридцать самцов и шестьдесят самок 8-недельных мышей ICR были приобретены у компании Charles River Animal Laboratory Inc. (Уилмингтон, Массачусетс, США) и содержались в месте проведения эксперимента в течение 7 дней для акклиматизации. Все животные содержались в помещении с температурой 25°С, влажностью воздуха 80%, с 12-часовым периодом света/темноты. Их кормили лабораторным кормом и водой без ограничений. Мышам в контрольной группе регулярно давали питьевую воду, а животным в испытательной группе давали 5% сок нони со дня беременности до отъема (21-й день после родов).

После акклиматизации, мыши были скрещены: один самец и две самки. Самки проверялись два раза в день и беременные мыши отбирались по выявлению вагинальной пробки. Соответствующий день для самки принимался нулевым в записи периода беременности. 40 беременных самок были отобраны на первый и второй дни спаривания и случайным образом разделены поровну на две группы – контрольную и нони. На 16-й день беременности, мыши в обоих группах были разделены и помещены в отдельные клетки с ватными дисками, стандартная подготовка для обеспечения температурного режима для помета. В день родов у каждой самки были подсчитаны детеныши оценена их жизнеспособность. Внимательные наблюдения за самками и детенышами продолжались до последнего дня вскармливания. В этот день фиксировалось общее состояние здоровья, болезнь или смерть. На день отъема, детеныши были отсажены от самок. Самцы и самки были определены и рассажены в обоих группах по отдельным клеткам. Мыши были обеспечены лабораторным кормом и водой до 8-недельного возраста. В возрасте 40 дней у детенышей из первого поколения (F1), которые не были отобраны для спаривания, были удалены селезенка и вилочковая железы, взвешены и рассчитаны селезеночный (СИ) и тимусный (ТИ) индексы, которые считаются как вес органа поделенный на вес тела. СИ и ТИ являются показателями иммунного здоровья органов.

Для второго (F2) и третьего (F3) поколений, тридцать самцов и шестьдесят самок мышей в контрольной группе и группе сока нони также выбирались из помета предыдущего поколения случайным образом в день завершения вскармливания. Они регулярно обеспечивались лабораторным кормом и водой до возраста 8 недель. Процедуру размножения повторяли, как описано выше, для поколений F2 и F3 в обоих группах. Беременных самок в группе нони поили 5% соком нони в питьевой воде от 0-го дня беременности до окончания периода вскармливания. Наблюдения продолжались в трех последовательных поколениях потомства.

В ходе исследования животные наблюдались по симптомам интоксикации. Детеныши наблюдались по порокам развития и карликовости (значительно меньше нормального диапазона). В каждом поколении потомства были определены гендерные пропорции. Рассчитаны неонатальные показатели здоровья и выживания, зафиксированы смерти и смертность в первую неделю. Были также рассчитаны типичные показатели здоровья репродуктивной системы и развития, такие, как индекс рождаемости, индекс беременности, индекс способности вскармливания (EPA США, 1996).

В этом тесте индексом фертильности считается отношение общего числа беременных самок к числу самок с успешной копуляцией, умноженное на 100. Индекс беременности принят как отношение между количеством самок с живыми детенышами и общим числом беременных самок, умноженное на 100. Индекс способности вскармливания – как отношение между количеством живых детенышей на день отъема и числом живых детенышей на 4-й день после родов,  умноженное на 100.

Для оценки межгрупповых различий использовался тест Стьюдента, где P<0,05 рассматривалось статистически значимым, P<0,01 – весьма значительным. Модель этих испытаний была одобрена Институциональным комитетом по этике экспериментов на животных университета Иллинойс, медицинский колледж в Рокфорд, США.

Анализ результатов

Никаких признаков токсичности нони не было обнаружено во всех трех поколениях потомства ни у одной самки или детеныша. В основном, согласно наблюдениям, беременные самки, которым давали 5% сок нони выглядели более здоровыми, энергичными и живыми по сравнению с контрольной группой. Беременные самки в группе нони получили соответствующий вес. Максимальный привесок наблюдался в группе сока нони. Например, одна самка из этой группы незадолго до родов весила 85 граммов. У этой самки было 19 детенышей в приплоде, и она и детеныши оставались здоровыми (рис. 1). Даже при большом помете ни у одного из детенышей не наблюдалась карликовость. Самки, которым давали сок нони, производили адекватные объемы молока весь период вскармливания до отъема. Детеныши у этих самок оказались все здоровыми и активными во всех трех поколениях потомства.

Самка и 19 здоровых детенышей за счет сока нони

Рис. 1. Самка из группы, которой давали сок нони, и ее здоровые 19 детенышей (7 дней после родов). Никаких деформаций, снижения веса или патологий не наблюдалось.

У всех трех поколений потомства не было никаких различий между группами контроля и сока нони в индексах рождаемости, беременности, вскармливания, и соотношением полов. Не зафиксировано никаких пороков развития во всех трех поколениях потомства группы сока нони. Можно принять во внимание, что в контрольной группе был 1% пороков развития, но этот результат не является статистически значимым.

Кроме того, не было никаких существенных межгрупповых различий в среднем весе детенышей при рождении и прибавках в весе через 40 дней после родов, о чем свидетельствует поколение F1 (рис. 2).

Кривая роста, нони и контрольная группа

Рис. 2. Кривая роста поколения детенышей F1 групп контроля и 5% сока нони.

Значительные различия наблюдались в размерах помета, процентах карликовости, и в смертности в первую неделю (табл. 1). Эти различия были обнаружены во всех трех поколенях потомства. Группа, которой давали сок нони, имела в среднем на 2.2-3.4 больше детенышей в помете. Размеры помета в группе нони в поколениях F1, F2, F3 были на 29,3% (Р <0,01), 19,8% (Р<0,01) и 19,6% (Р <0,01) больше, чем соответствующие в контрольной группе. Давно известно, что увеличение размеров помета связано со снижением веса плода (Хили, 1961;. Исикава и др., 2006). Тем не менее, процент карликовости был значительно ниже у всех детенышей в группе с соком нони во всех трех поколений потомства, чем в контрольной группе. По факту в группе нони не появилось ни одного детеныша с карликовостью в поколениях F1 и F2, в сравнении с 8% и 6% в F1 и F2 детенышей контрольной группы.

Табл. 1. Размеры приплода в поколениях F1, F2, F3 в группе контроля и группе 5% сока нони.

Поко-ления Контроль-ная группа 5% сок
нони
Увелич.
приплода,%
Карликовость,
%
Смертность
в 1 нед., %
Контр Нони Контр Нони
F1 11,6 ± 1,6 15.0 ± 3.3** 29,30% 8 0,0** 10 4,0*
F2 11,6 ± 2,0 13.9 ± 3.2** 19,80% 6 0,0** 16 1,0**
F3 11,6 ± 2,6 13.8 ± 2.2** 19,60% 7 0,5* 17,6 3,0**

 

Еще одним заметным межгрупповым отличием является смертность в первую неделю. Уровень был значительно ниже среди детенышей самок, принимавших сок нони. Во всех трех поколениях потомства, ранняя смертность была в несколько раз меньше, чем в контрольных группах. Не существовало никаких существенных межгрупповых различий в селезеночном или тимусном индексах, за исключением поколения F1, где они были на 30% выше в группе с соком нони по сравнению с контрольной (рис. 3).

Тимусный индекс выше с соком нони

Рис. 3. Средние показатели тимуса групп контроля и 5% сока нони.

Выводы

Эти наблюдения показывают, что добавка к питанию 5% сока нони безопасно для беременных женщин и их детей. Никакой репродуктивной токсичности или проблем развития не наблюдалось в группах, получавших Нони в трех поколениях. Напротив, результаты показывают, что сок нони улучшает фертильность и здоровье детенышей.

Текущие данные указывают на то, что никакого риска для репродуктивной функции в результате употребления сока нони не возникает. Это также согласуется с историческим использованием сока нони в качестве пищи (Maiden, 1889; Cheeseman, 1903; Sturtevant, 1919). Результаты данного исследования показывают, что сок нони может повысить плодовитость и здоровья плода. Это согласуется с традиционным использованием нони из южной части островов Тихого океана для лечения причин бесплодия у женщин (Singh и др., 1984).

Список литературы

  1. Abbott, LA. and Shimazu, C. (1985): The geographic origin of the plants most commonly used for medicine by Hawaiians. J. Ethnopharmacol., 14,213-222.
  2. Akinbo, S.R.A., Noronha, C.C., Okanlawon, A.O. and Danesi, M.A. (2006): Comparative study of the effect of Morinda citrifolia (noni) with selected physiotherapy modalities in the management of patients with cervical spondylosis. Nigerian Journal of Health and Biomedical Sciences, 5, 6-11.
  3. Basar, S. and Westendorf, J. (20 I 0): Identification of (2E,4Z,7Z)Decatrienoic Acid in Noni Fruit and Its Use in Quality Screening of Commercial Noni Products. Food Anal. Methods, DOl 10.1007 Is12161-0 10-9125-9.
  4. Carney, E.W. and Kimmel, C.A. (2007): Interpretation of skeletal variations for human risk assessment: delayed ossification and wavy ribs. Birth Defects Res. B Dev. Reprod. Toxicol., 80, 473- 496.
  5. Cheeseman, I.F. (1903): The flora of Rarotonga. The chief island of the Cook group. Transactions of the Linnean Society London, 6, 261-313.
  6. Deng, S., Westa, B.J. and Jensen, J. (2010): A Quantitative Comparison of Phytochemical Components in Global Noni Fruits and Their Commercial Products. Food Chern., 122,267-270.
  7. EFSA (European Food Safety Authority) (2009): Opinion on the safety of Tahitian Noni® “Morinda citrifolia (noni) fruit puree and concentrate’ as a novel food ingredient. EFSA J., 998, 1-16.
  8. EU SCF (Scientific Committee on Food) (2002): Opinion of the Scientific Committee on Food on Tahitian Noni® Juice. Opinion expressed on 4 December 2002. http://europa.eu.int/comm/food/ fs/sc/scf/outl51_ en. pdf.
  9. Feng, D.S., Zhao, Y.M. and Zheng, D.X. (2006): Experimental study on the toxicity ofnonijuice. China Trop. Med., 5, 886-887, 893.
  10. Healy, M.1.R. (1961): Foetal Growth in the Mouse. Proceedings of the Royal Society of London. Series B, Biological Sciences, 153,367-379.
  11. Ishikawa, H., Seki, R., Yokonishi, S., Yamauchi, I. and Yokoyama, K. (2006): Relationship between fetal weight, placental growth and litter size in mice from mid- to late-gestation. Reprod. Toxicol., 21, 267-270.
  12. Ma, D., Jun, Z. and Jianhua, G. (2008): The effect of Tahitian Noni Juice on antioxidation and immune function. Chinese Med. Res. Clin., 6, 8-10.
  13. McClatchey, W. (2002): From Polynesian healers to health food stores: changing perspectives of Morinda citrifolia (Rubiaceae). Integr. Cancer Ther., 1, 110-120.
  14. Maiden, J.H. (1889): Human foods. In: Useful native plants of Australia including Tasmania (Meiden, J.H., ed.), pp.I-69. Turner & Henderson, Sydney.
  15. Marques, N.F., Marques, A.P., Iwano, A.L., Golin, M., De-Carvalho, R.R., Paumgartten, F.1. and Dalsenter, P.R. (2010): Delayed ossification in Wistar rats induced by Morinda citrifolia L. exposure during pregnancy. J. Ethnopharmacol., 128, 85-91.
  16. Muller, J.C., Botelho, G.G., Bufalo, A.C., Boareto, A.C., Rattmann, Y.D., Martins, E.S., Cabrini, D.A., Otuki, M.F. and Dalsenter, P.R. (2009): Morinda citrifolia Linn (Noni): in vivo and in vitro reproductive toxicology. J. Ethnopharmacol., 121, 229-233.
  17. Palu, A.K., Seifulla, R.D. and West, B.1. (2008): Morinda citrifolia L. (noni) improves athlete endurance: Its mechanisms of action. Journal of Medicinal Plants Research, 2,154-158.
  18. Singh, Y.N., Ikahihifo, I., Panuve, M. and Slatter, C. (1984): Folk medicine in Tonga. A study of the use of herbal medicines for obstetric and gynaecological conditions and disorders. J. Ethnopharmacol., 12, 305-329.
  19. Solomon, N. (1999): The tropical fruit with 101 medicinal uses, NONI juice. 2nd ed. Woodland Publishing.
  20. Sturtevant, E.L. (1919): Sturtevant’s notes on edible plants. (Hedrick, U.P. ed.), pp.368, Dover Publications, Inc., New York.
  21. Sukandar, E.Y., Qowiyah, A. and Purnamasari, D.R.R. (2009): Teratogenicity study of combination of ginger rhizome extract and noni fruit extract in Wistar rat. Majalah Farmasi Indonesia, 20, 48-54.
  22. Udiyanti, K.S.A. (1995): Uji teratogenik infusa buah mengkudu (Morinda citrifolia, L) pada mencit hamil (Teratogenicity test of noni [Morinda citrifolia, L] infusion in pregnant mice). Thesis. Surabaya University, Indonesia.
  23. US E.P.A. (1991): Guidelines for Developmental Toxicity Risk Assessment. Federal Register, 56, 63798-63826.
  24. US E.P.A. (1996): Guidelines for Reproductive Toxicity Risk Assessment. Federal Register, 61, 56274-56322.
  25. Wang, M.Y., West, B.1., Jensen, C.1., Nowicki, D., Su, C., Palu, A.K. and Anderson, G. (2002): Morinda citrifolia (Noni): a literature review and recent advances in Noni research. Acta Pharmacol Sin., 23, 1127-1141.
  26. Wang, M.Y., Lutfiyya, M.N., Weidenbacher-Hoper, v., Anderson, G., Su, C.X. and West, B.1. (2009): Antioxidant activity of noni juice in heavy smokers. Chern. Cent. J., 3, 13.
  27. Wang, M.Y., Anderson, G., Nowicki, D. and Jensen, J.(2008):
  28. Hepatic protection by noni fruit juice against CCl(4)-induced chronic liver damage in female SD rats. Plant Foods Hum. Nutr., 63,141-145.
  29. West, B.1., Su, C.X. and Jensen, C.1. (2008): Prenatal toxicity test of Morinda citrifolia (noni) fruit. J. Toxicol. Sci., 33, 647-649.
  30. Whistler, W.A. (1992): Polynesian Herbal Medicine. pp.238, National Tropical Botanical Garden, Lawai, Kauai. Vol. 36 No.1

 

Проголосуйте за статью в один клик:

st

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:

Присоединиться в друзья:

Комментировать

Cайт Наука Нони:
Новости Нони
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Облако меток